Russian Orthodox Church




1865-1925

1863-1936

1873-1965

1903-1985

1910-2006
18 Ноя, 2017 г. - 13:16
+++++
Разделы
· ENGLISH VERSION (27 Авг, 2006)
· АРХИВ (26 Дек, 2009)
· ДОКУМЕНТЫ (04 Янв, 2017)
· ИСТОРИЯ (29 Июн, 2012)
· ПОСЛАНИЯ (21 Апр, 2011)
· СОБОРЫ (14 Июн, 2006)
· СТАТЬИ (14 Апр, 2017)
· УКАЗЫ (01 Авг, 2007)
· ХРОНИКА (13 Окт, 2009)
Оглавление
· Главная страница
· ~Обновления
· ~Православное Обозрение (22)
· ~Православное Обозрение (24)
· ~Православное Обозрение (26)
· ~Шрифты к текстам
Поиск

Обновления
· Архиепископ Виктор, Славянский и Южно-Российский. ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!
(14 Апр, 2017)
· Архиепископ Виктор, Славянский и Южно-Российский. С РОЖДЕСТВОМ ХРИСТОВЫМ!
(04 Янв, 2017)
· Свидетельство еп. Варфоломея о фальсификации документов 2006 г. прот. В. Жуковым (+ аудио запись)
(04 Янв, 2017)
· Архиепископ Виктор, Славянский и Южно-Российский. ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!
(28 Апр, 2016)
· Архиепископ Виктор, Славянский и Южно-Российский. С РОЖДЕСТВОМ ХРИСТОВЫМ!
(05 Янв, 2016)
· Архиепископ Виктор, Славянский и Южно-Российский. ХРИСТОСЪ ВОСКРЕСЕ!
(05 Янв, 2016)
· Архиепископ Виктор, Славянский и Южно-Российский. РОЖДЕСТВЕНСКОЕ ПОСЛАНИЕ.
(05 Янв, 2015)
· Архиепископ Виктор, Славянский и Южно-Российский. ПАСХАЛЬНОЕ ПОСЛАНИЕ.
(17 Апр, 2014)
· Архиепископ Виктор, Славянский и Южно-Российский. РОЖДЕСТВЕНСКОЕ ПОСЛАНИЕ ПАСТЫРЯМ И ПАСТВЕ.
(04 Янв, 2014)
· Митрополит Виталий (Устинов). РОЖДЕСТВЕНСКОЕ ПОСЛАНИЕ 1987 г.
(03 Янв, 2014)
+++++

Эсхатология - Православное учение о конце мира и человека.
  
АРХИЕРЕЙСКИЙ СОБОР 1933 г. ОКРУЖНОЕ ПОСЛАНИЕ: Часть II
14 Июн, 2006 г. - 14:40
СОБОРЫ 
Окружное Послание Собора русских заграничных архиереев православной русской пастве по поводу послания Заместителя Местоблюстителя Патриаршего Престола митрополита Нижегородского Сергия от 23 марта 1933 года. (Окончание текста)

Итак, ни в Слове Божием, ни в прошлой истории Церкви мы не можем найти основания для того, чтобы почитать Советскую власть законною и повиноваться ей "за совесть". Не чувствуя под собою в этом вопросе прочной принципиальной почвы, Митрополит Сергий пытается иногда оправдать свою нынешнюю политику в отношении Советов по крайней мере тем, что он, якобы, воспринял ее по преемству от Св. Патриарха Тихона. Хотя с внешней стороны дело представляется в таком виде, однако, есть существенная разница в образе действий обоих иерархов, обусловленная самою обстановкой, в которой приходилось, жить и управлять Церковью св. Тихону. Приняв на себя первые удары революции, надломленный непосильными трудами и опасностями и заботами о Церкви, Св. Патриарх действителыю сделал некоторые уступки большевистской власти в то время, когда он был отделен от своей паствы, будучи заключен под стражу, и считал свое стадо уже расхищенным живоцерковниками. Этот акт явился с одной стороны плодом его нeoсведомленности об истинном положении Церкви, а с другой, естественной человеческой немощью, и то и другое дает нам право сказать, что чернила, коими было подписано его заявление о признании им Cоветской власти, не замарали его души. Взяв на себя такую oтветственность и раскаиваясь, нecoмненно, в своей душе за свою вынужденную уступку большевикам, он один нес этот тяжкий крест и не пытался перелагать его на рамена других иерархов, как это делает нередко нынешний Заместитель Местоблюстителя Пaтpиapшего Престола, преследуя иepapхов, неразделяюших его взглядов на Советскую власть. В виду этого последующий суд истории простит, мы надеемся, Святейшему Тихону такое временное ослабление духа, как она простила в свое время временное проявление малодушия великому защитнику Православия престарелому Осии Кордубскому ради его ревности о Церкви, за которую он положил свою душу. Митрополит Сергии при других, гораздо мeнее тяжких обстоятельтвах вступил потом в открытый союз с Советами и сделал этот шаг вполне сознательно, поставив своею целью насильственно сочетать с безбожною властью всю Церковь. Он неe хочет отказаться от принятого им направления церковной политики даже и теперь, когда последняя явно осуждена не только голосом многих достойных Иерархов Русской Церкви, свидетельствованных своим исповедничеством за истину, но и самым временем, показавших тщетность его надежд на поддержку Советской власти. Положениe дела конечно нисколько не изменяется от того, что митрополит Сергий не хочет до сих пор признаться в своей ошибке. Он видит свою победу в том, что высказанная им лойяльность Советской власти дала ему возможность восстановнть почти разрушенную прежде организацию церковной власти в цeнтре и на местах и таким образом обеспечит Церкви свободу развития ея внутренней жизни и деятельности. Но в чем же мы видим ныне плоды этой мнимой свободы? В кощунственном уничтожении Иверской часовни, в дерзком разрушении храма Христа Спасителя в Moскве, непрекращающемся закрытии и осквернении других многочисленных храмов и монастырей в России, в бесправном положении духовенства, которое причисляется к лишенцам и изгоняется из больших городов, в заточении многих достойнейших святителей Русской Церкви, в том, что верующие, идя в храм, стараются искусственно скрывать свое лицо от чекистов, или, наконец, в обявлении нарочитой богоборческой пятилетки для полного истребления религии в России? Невзирая на все это, некотopыe из защитников Митрополита Сергия доходят до таких крайностей, что готовы сплести ему мученический венец за то, что он якобы пожертвовал чистотой своего имени для спасения Церкви (?). Говорить так, значит прежде всего злоупотреблять словом "мученик". Мученик всегда подвизается за правду и идет к ней чистыми и прямыми путями; как только он уклоняется в словеса лукавствия, сияющий венец тотчас же меркнет на его главе. Церковь не нуждается в таких жертвах, какия бы не отвечали ея достоинству. Она украшается только добродетелями своих святителей. Напротив, каждое их падение, кажЄдый грех и даже проявление простого малодушия невольно отбрасывают на нее свою тень. Искупление нигде не достигается ценою греxa. Весь смысл этого подвига заключается именно в том, что невинный приносит себя в очистительную жертву зa виновного. Пастыри, особенно архипастыри, предстоятели Церквей везде и во всем должны стоять на недосягаемой высоте по образу Небесного Пастыреначальника, "Который был преподобен, незлобив, отлучен от грешник" (Евр. Ш, 26) и Который Сам сказал о Себе: "Аз на cиe родихся, на cиe приидох в мир, да свидетельствую истину" (Иоан. 18, 37). Если бы эта мысль нуждалась в подтверждении ея Богооткровенным и отеческим учением, то у нас нет недостатка в таких свидетельствах. "Не говори, я отступил ради Господа",-- учит нас еще ветхозаветный мудрец,-"ибо что Он ненавидит, то и мы недолжны делать" (Сирах 15. 10). Великий веропроповедник и устроитель многих Церквей Апостол Павел, стремившийся быть всем вся, "дабы спасти хоть некоторых", однако не хотел сказаться ни в чем "беззаконником " Христу, т. е. отступить даже в самом малейшем от Его заповедей (П посл. Кор. IX, 21). Он же сказаk, что не всякий подвизающийся воин ув?нчивается, но только тот, кто законно (согласно с установленными правилами) подвизается (П Тим. 2, 5). Соответственно этому он и сам воинствовал всегда "словом истины", "с оружием правдыв правой и левой руке" П Кор: П, 7). "Для чего неправду-вопрошал в свое время св. Киприян-называть блогодеянием? Для чего нечестию придавать вид блогочестия?"

"Пусть в Церкви Христа -пишет Юлий Африкан-никогда не преобладает правило, что ложь может служить к Его хвале и славе".

"Священник-учит Златоуст-должен быть многосторонним, говорю многосторонним, но не лукавым, не льстецом, не лицемером" (О священстве, слово 6).

Таковы апостольские и отечеcкиe заветы, которые, как маяк, должны светить пастырям всегда и особенно в дни смуты, затеняющие иногда "чистый смысл" у самых служителей Христовых.

Но, если бы кто сказал, что мы живем в исключительно тяжелое время, подобного которому быть может никогда еще не было в истории Церкви, тому мы укажем на пример современного нам святителя, которого ныне Церковь ублажает, как доблестного страстотерпца за истину. Это - в Бозе почивший Вениамин, митрополит Петроградский. Когда он томился уже в предсмертных муках и некоторые из наиболее преданных ему священников, желая сохранить его для себя и для паствы, стали умолять его пощадить себя для Церкви и умилостивить Советскую власть исполнением незаконных ея требований, т.е. приступили к нему с тем самым искушением, в сети которого ныне впал Заместитель Местоблюстителя Патриаршего Престола, он ответил им следующими бессмертными и поистине золотыми словами: "странны рассуждения некоторых, быть может, и верующих пастырей (разумею Платонова): надо хранить живые силы, т. е. их ради поступиться всем. Тогда Христос начто? Не Платоны, Вениамины и т.п. спасают Церковь, а Христос. Та точка, на которую они пытаются встать, поrибель для Церкви. Надо себя не жалеть для Церкви, а не Церковью жертвовать ради себя". Вот ответ, достойный истинного пастыря, коим отныне всегда будет украшаться Русская Церковь. Мы должны пожалеть, что митрополит Сергий не последовал завету этого священномученика, "иже убиен бысть, идеже живет сатана» (Апок. 11, 13). У каждого христианина, как и у всякого пастыря, есть только один прямой царский путь, предначертанный для всех в Евангелии. Если последний встречается и, так сказать, пересекается по воле Божией с другим путем, исходящим от исконного человекоубийцы и отца лжи, тогда сам собою образуется крест, зовущий пастыря на страдание. И никто не в праве уклоняться тогда от своего страстотерпческого жребия в сторону мнимого самоизмышленного мученичества. Пусть панегиристы митрополита Сергия вспомнят древних мучеников и апологетов. Последние умели защищать хриcтиaнствo, нe озлобляя без нужды языческую власть и в то же время не жертвуя для этого ни свободой Церкви, ни евангельской правдой. Пусть они не забывают также о том, что совне Церковь никогда не казалась мeнеe организованной, как в то время, когда она скрывалась в катакомбах. Однако оттуда она покорила весь миp.

С другой стороны, получившая сначала, блогодаря покровительству Советов, все необходимые средства и возможности для своей организации т. н. "Живая Церковь" оказалась мертворожденным растением, потому что не имела у себя живого корня блогодати и истины.

Но, если митрополит Сергий так дорожит правильной организацией церковного управления в России, зачем же он стремится разрушить ее заграницей? Вчитываясь внимательно в его Послание, нельзя усумниться в том, что главные его усилия направлены к разрушению зарубежного церковного центра. т. е. Собора и Синода, управляющих православным зарубежьем. Допустим, что так или иначе ему удалось бы достигнуть своей цели и упразднить "Карловацкое Управление". Какая польза получилась бы от этого для православной зарубежной паствы, и для Русской Церкви вообще? Первая-в большинстве своем не пошла бы нecoмненнo за ним и за назначенными для ея окормлеюя новыми архипастырями, как мы уже это видим на примере Митрополита Елевферия и Архиепископа Вениамина, успевших собрать вокруг себя, не взирая на всю поддержку Московской Патриархии, лишь самую ничтожную общину "законопослушных", как они себя называют, русских беженцев. А если так, то какая же судьба ожидала бы заграничную паству в будущем? Оторванная от своих архипастырей и пастырей, она напоминала бы стадо, заблудившееся в горах, которое так легко делается добычею хищных волков. Pyccкиe изгнанники, живущие в пределах других православных Церквей, могли бы еще поступить под попечение последних, но кто бы позаботился о тех, которые рассеяны в инославных и особенно языческих и мусульманских странах, вплоть до конец земли? Они бы постепенно утратили одновременно и свою веру и свой язык и оказались бы навсегда потерянными для Русской Церкви и для России. Кто бы был ответственен за погибель этих, всеми оставленных православных душ, как не нынешний 3аместитель Местоблюстителя Патриаршего Престола, поистине не ведующий что он творит. Целесообразно ли вообще разрушать давно создавшийся и оправданный временем весь укдад русской церковной жизни заграницей, если его нельзя заменить лучшим? Пусть 3аместитель Местоблюстителя Патриаршего Престола спросит сам зарубежную паству, желала ли бы она распадения нынешней организации Цepковного управления. Мы не сомневаемся, что ответ был бы отрицательный. Число русских православных людей, пребывающих ныне в рассеянии, так велико, условия их жизни столь отличны от тех, в коих живет ныне Церковь в России, отношения с местным населением и правительственной властью столь сложны и разнообразны, что для обединения их в один организм здесь зарубежом непременно должен существовать единый авторитетный церковный орган, власть которого простиралась бы на все православное зарубежье. При таком положении дела закрытие существующих ныне органов Высшего Церковного Управления заграницей привело бы только к новой дезорганизации церновной жизни, к смуте и расколу и через это унизило бы достоинство Русской Православной Церкви в глазах ея восточных Сестер и других христиан.

Bместе с тем, наша Матерь Церковь лишилась бы после этого живого звена, связующего ее с другими Поместными Церквами и инославными исповедываниями, пред лицом которых Архиерейский Синод нeредко выступал ходатаем за страждущую Русскую Церковь в наиболее тяжкие дни ея испытаний и оказывал тем ей облегчение и поддержку.

В своем настойчивом стремлении привести зарубежных иepapхов к повиновению, 3аместитель Местоблюстителя Патриаршего Престола не ограничивается в своем послании одним братским увещанием, но в заключительной его части прибегает к угрозам и говорит, что "в случае неисполнения Карловацкой группой до 9 мая постановления Патриархии от 1927 г., подтвержденного настоящим его распоряжением, Патриархия будет "иметь особое суждениe о каждом непокорном иepapхе запрещением им священнослужения впредь до суда". Но что значат угрозы и кары в вопросах пастырской coвести? Разве есть такая сила на земле, которая смогла-бы заставить епископа или священника поступить вопреки тому, что он почитает для себя истиной? Пусть Митрополит Сергий вспомнит примеры Максима Исповедника и Феодора Студита, не боявшихся прещений ни гражданской, ни еретичествующей церковной власти. Если они подвизались за чистоту веры, мы боремся за чистоту и святость Церкви, у которой не может быть ничего общего с Богоборческим коммунизмом. Вступление в тесный союз с последним для нея равносильно духовному самоубийству. Впрочем, какими бы прещениями ни угрожал нам 3аместитель Местоблюстителя Патриаршего Престола в увлечении своей борьбы с нами, мы заранее отражаем направляемые им на нас удары тем оружием, какое дают нам в руки Св. каноны и простой здравый смысл.

1) Заграничные епископы не только по собственному почину, но, как мы видели выше, с согласия и одобрения самого нынешнего Заместителя Местоблюстителя, стали временно в независимом в смысле административном положение от Московской Патриархии, а если они не находятся под ея управлением, то очевидно не должны подлежать ни ея суду. Наскольно важное значение в данном случае придает сам Митрополит Сергий этому условию добровольного подчинения или неподчинения его власти зарубежных епископов, видно из дела Митрополита Евлогия. В указе, в котором он налагает на поледнего запрещение в священнослужеиии, за отделение от Московской Патриархии и переход в юрисдикцию Вселенского Патриарха, он считает отягчающим вину его обстоятельством тот факт, что Митрополит Евлогий и подведомые ему архиереи, по своему свободному решению, обявили себя состоящими в составе клириков канонически подчиненных Московской Патриархии, признав Заместителя Местоблюстителя и Временный Патриарший Св. Синод, как Высшую Всероссиискую Церковную Власть, своим "прямым каноническим начальством".

2) Законное судебное разбирательство для зарубежных епископов при нынешней обстановке всей русской жизни было бы невозможно и с чисто процессуальной стороны, как она установлена в церковных правилах. По силе последних, обвиняемый епископ должен быть лично призван на суд другими архиереями чрез троекратное приглашение, переданное через двух посланных к нему от Собора епископов и только в случае упорного отказа с его стороны явиться на разбирательство своего дела, "Собор по блогоусмотрению своему да произнесет об нем (заочное) решениe, да не мнится выгоду имети бегая от суда" (Ап. 74). Если Митрополит Сергии со своим Синодом захотели бы судить ныне зарубежных епископов, то очевидно они должны соблюсти эту необходимую гарантию канонического правосудия. Но тут почти одинаково является неосуществимым ни положенное приглашение обвиняемых епископов на суд, ни тем более прямое прибытие их на судебное разбирательство своего делa, по причине подлинно от них независящей. Мы увеpeны, что сам Заместитель Местоблюстителя Патриаршего Престола не решился бы настаивать на том, чтобы они появились теперь в России, где вместо церковного суда их ожидает прежде всего месть большевиков, а если так, то он и Синод не имеют основания постановить об них заочное решение или наложить на них предварительное каноническое прещение впредь до суда, особенно такое тяжкое, как запрещение в священнослужении. Соборные правила знают подобную меру предупреждения в виде "лишения общения", но оно налагается по закону не прежде, чем обвиняемый епископ в течение двух месяцев сознательно пренебрежет двумя приглашениями явиться на суд в первой инстанции, но и после этого он сохраняет за собою право обратиться для своего оправдания к "большему всеобшему Собору". Если он не воспользуется и этой последней возможностью для своего оправдания, то "сам о себе произносит суд" (Карф. 19). Полагать на зарубежных епископов запрещение в священнослужении при вышеуказанных обстоятельствах представляется тем более несообразным и даше жестоким, что Собор, к которому они могли бы апеллировать, для защиты своего дела, может не собраться еще в течение многих лет, и эта тяжелая кара могла бы тяготеть над ними неограниченное количество времени, что конечно недопустимо ни с юридической, ни тем более с канонической точки зрения.

3) Не нужно также забывать, что за действиями нынешних органов центрального церковного управления в России всегда можно подозревать скрытую руку Советов и даже т. наз. "Чека", которая всячески стремится уничтожить или по крайней мере обезвредить своих врагов заграницей, а при таких условиях суд над зарубежными епископами был бы не толькю несправедливым, но даже прямо преступным, поскольку он может послужить орудием в руках врогов Церкви для ея разложения и ослабления.

4) По всем этим основаниям, а также потому, что заграничные епископы управляют зарубежною паствою на соборных началах, образуя из себя малый собор, как высший орган зарубежного церковного управления, они могут подлежать только суду Всероссийского канонического церковного Собора, которому и готовы дать отчет в своих действиях наряду с самим нынешним Заместителем Местоблюстителя Патриаршего Престола митрополитом Сергием, также подлежащим суду этого Собора.

Не будучи сам уверен в том, что предполагаемые им незаконные меpы прещения окажутся действительными для заграничного духовенства, Митрополит Сергий предвидит в них по крайней мере ту выгодную сторону, что oне создадут для русских епископов и клириков заграницей неизбежные осложнения с другими православными церквами, на территории которых они живут. Он косвенно посылает угрозы и этим Церквам, говоря, что если Карловацкая организация останется "в своем настоящем положении", она будет источником недоразумений между сестрами Поместными Церквами. Здесь позволительно прежде всего спросить, насколько достойно предстоятеля Русской Церкви, каким считает себя митрополит Сергий вызывать новое расстройство взаимных отношений между Русской Церковью и ея Восточными Сестрами, если он не хочет усиливать и без того большую смуту, царящую ныне в Православном Mире. Но мы надеемся, что его рассчеты на возникновение междуцерковных осложнений не оправдаются. Православные Восточные Церкви при добром желании с их стороны сумеют правильно разобраться в наших сложных нынешних внутренних церковных отношениях и убедится в том, что печальное разделение, наблюдающееся ныне внутри Русской Церкви, не случайное явление. Это порождение революции, которая всегда остро ставит перед сознанием людей целый ряд принципиальных вопросов и потому подобно мечу глубоко входит в народный организм, рассекая его на части. Поскольку церковная жизнь связана с общественной, это разделение проникает и в недра Церкви, над которой сбываются тогда слова Христа Спасителя: "думаете ли вы, что Я пришел дать мир земле? -Нет, говорю вам, но разделение, ибо отныне пятеро в одном доме станут разделяться: трое против двух и двое против трех. Отец будет против сына и сын против отца, мать против дочери и дочь против матери, свекровь против невестки своей и нeвестка против свекрови своей" (Лук. ХП, 51, 53).

Мудрость предстоятелей Восточных Церквей, мы уверены, поможет им понять трудность положения, в какое ставит нас новое послание митрополита Сергия. Мы не отзываемся на его призыв к восстановлению канонического общения с ним не по недостатку миролюбия или церковного послушания, а по глубоким принципиальным и притом неполитическим, а чисто нравственным и церковным основаниям. Мы не cомневаемся в том, что между Восточными иерархами не найдется таких, которые вмеcте с митрополитом Сергием хотели бы, чтобы после крушения в России православной Монархии, оказывавшей могучую поддержку Православию на Востоке, там утвердилась нынешняя богоборческая Советская власть, растлевающее влияние которой является угрозой для всего Mиpa.

Если при самом появлении большевизма, обещавшего сказать какое то новое слово человечеству, можно было заблуждаться относительно его подлинного характера, то теперь, когда он окончательно выевил свою внутреннюю сущность и обнажил свое наглое лицо, смеющееся над всем святым, что есть в мире, и когда он показал полную неспособность к какому либо изменению к лучшему, но идет на горшее, переполняя меpy своих беззаконий, теперь-кажется никто из людей, сохранивших здравый смысл и неповрежденную совеcть, не возьмет на себя cмелость защищать и самое учение и методы действия коммунистов и всего менее, конечно, этого можно ожидать от пастырей Церкви.

Надо поистине пожалеть об ослеплении митрополита Сергия, который повидимому так уверовал в непоколебимость Советской власти и потому хотел бы, чтобы все бросали фимиам на алтарь большевизма. Но что дала эта власть русскому народу? Неужели он не слышит стонов и воплей отчаяния миллионов русских людей, обращенных Советским правительством в жалких бесправных рабов, которым оставлена только одна свобода-свобода умирать? Неужели он не видит, что едва ли не половина России превращена ими в пустыню путем уничтожения целого ряда непокорных сел и деревень бессудными казнями, ссылками лучших людей в Сибирь и в Соловки и особенно лютым голодом, доведшимтысячи людей до звериного состояния и заставляющего их иногда убивать и пожирать друг друга? Всем известно, что этот голод искусственно создан жестокостью и безумием самой власти, отнимающей у деревенского населения последний кусок хлеба, чтобы за бесценок продать его на заграничном рынке-явление беспримерное в истории, ибо правительство обыкновенно кормит голодающих, а не умножает их само, оставляя потом их в беспомощном состоянии. Неужели он может закрывать глаза на то, что вмеcте с телесным голодом Русский народ испытывает и ужасающий голод духовный, ибо у него почти не осталось ни храмов, ни священников и что целый ряд подрастающих поколений воспитывается в атмосфере крайней безнравственности и полного безверия, и потому походит более на диких животных, чем на людей? Неужели 3аместитель Местoблюститепя Патриаршего Престола, который никогда не был чужд известной дальновидности, не замечает "знамений времени" и не видит, что Советская власть доживает несомненно последние дни, будучи обречена на неминуемую гибель и хочет, чтобы народный гнев, который ополчится тогда на всех ея сторонников и защитнииков, пал своею тяжестью и на Церковь за то, что она, высшая носительница правды, блюстительница веpы и проповедница любви, оказалась в союзе с большевиками в то время, когда они проливали моря невинной русской крови и запятнали себя другими несмываемыми преступлениями пред Богом и людьми.

Мы не можем, конечно, помешать ему идти избранным им путем, но сами не пойдем за ним. Мы знаем только одну правду, вечную правду Христову; если теперь хотят ее подменить какою то другою, человеческою правцою, то мы готовы воскликнуть вместе с Исааком Сирианином: "да погибнет такая правда!". "Только молчите-говорит нам митрополит Сергий-и не обличайте Советскую власть, ибо это есть акт политический".

"Молчи, только одно тебе говорю, молчи" , - гневно говорил некогда Грозный Царь святителю Филиппу, считая его правдивые обличительные слова вмешательством в своe государево дело, но это не остановило дерзновения великого Святителя, продолжавшего осуждать его жестокость и защищать попранную им правду. Не можем последовать призыву митрополита Сергия и мы, зарубежные епископы. В те дни, когда Христос, почтивший нас святительским достоинством и призвавший нас быть Его верными и истинными свидетелями, бороться с Антихристом, мы не только не можем быть на стороне его противника, но даже просто оставаться нейтральными в этой борьбе, ибо здесь "молчанием предается Бог", по слову св. Григория Богослова. Если мы умолкнем перед лицом большевиков, то тогда подлинно возопиют самые камни. Мы были и остаемся поэтому непримиримыми в отношении слуге диавола и не сложим поднятого против них оружия, которое одно прилично нам, до тех пор, пока не падет в России "престол сатаны", и она не воскреснет к новой жизни. Мы не боимся громко сказать об этом вслух всего миpa, принимая на себя полную ответственность за свои слова. Для нас нет никакого сомнения в том, что Советская власть разобьется о ту несокрушимую твердыню, на которую она направляет ныне свои главные удары. Веpyем и исповедуем, что Цepковь Христова непобедима, ибо непреложно обетование ея Божественного Основателя: "созижду Церков Мою и врата адова не одолеют ей" (Мф. 16, 18). Аминь.

Председатель Собора:

Митрополит Aнтоний

Члены Собора:

Архиепископ Aнaстacий,

Архиепископ Серафим,

Архиепископ Гермоген

Архиепископ Сергий

Архиепископ Феофан

Архиепископ Дамиан

Епископ Тихон

Епископ Серафим

8/21 июля 1933 г.

г. Cpeмcкиe Карловцы


САЙТ ИЗДАЕТСЯ ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ БЛАЖЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА ВИТАЛИЯ (УСТИНОВА)

РОССИЙСКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ

Задавайте вопросы по электронной почте:

Архиепископ Виктор, Славянский и Южно-Российский

Сайт Архиепископа Виктора