Russian Orthodox Church




1865-1925

1863-1936

1873-1965

1903-1985

1910-2006
21 Ноя, 2017 г. - 05:50
+++++
Разделы
· ENGLISH VERSION (27 Авг, 2006)
· АРХИВ (26 Дек, 2009)
· ДОКУМЕНТЫ (04 Янв, 2017)
· ИСТОРИЯ (29 Июн, 2012)
· ПОСЛАНИЯ (21 Апр, 2011)
· СОБОРЫ (14 Июн, 2006)
· СТАТЬИ (14 Апр, 2017)
· УКАЗЫ (01 Авг, 2007)
· ХРОНИКА (13 Окт, 2009)
Оглавление
· Главная страница
· ~Обновления
· ~Православное Обозрение (22)
· ~Православное Обозрение (24)
· ~Православное Обозрение (26)
· ~Шрифты к текстам
Поиск

Обновления
· Архиепископ Виктор, Славянский и Южно-Российский. ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!
(14 Апр, 2017)
· Архиепископ Виктор, Славянский и Южно-Российский. С РОЖДЕСТВОМ ХРИСТОВЫМ!
(04 Янв, 2017)
· Свидетельство еп. Варфоломея о фальсификации документов 2006 г. прот. В. Жуковым (+ аудио запись)
(04 Янв, 2017)
· Архиепископ Виктор, Славянский и Южно-Российский. ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!
(28 Апр, 2016)
· Архиепископ Виктор, Славянский и Южно-Российский. С РОЖДЕСТВОМ ХРИСТОВЫМ!
(05 Янв, 2016)
· Архиепископ Виктор, Славянский и Южно-Российский. ХРИСТОСЪ ВОСКРЕСЕ!
(05 Янв, 2016)
· Архиепископ Виктор, Славянский и Южно-Российский. РОЖДЕСТВЕНСКОЕ ПОСЛАНИЕ.
(05 Янв, 2015)
· Архиепископ Виктор, Славянский и Южно-Российский. ПАСХАЛЬНОЕ ПОСЛАНИЕ.
(17 Апр, 2014)
· Архиепископ Виктор, Славянский и Южно-Российский. РОЖДЕСТВЕНСКОЕ ПОСЛАНИЕ ПАСТЫРЯМ И ПАСТВЕ.
(04 Янв, 2014)
· Митрополит Виталий (Устинов). РОЖДЕСТВЕНСКОЕ ПОСЛАНИЕ 1987 г.
(03 Янв, 2014)
+++++

Эсхатология - Православное учение о конце мира и человека.
  
Православное Обозрение № 26 - Участие русских в венгерских событиях

(2638 всего слов в этом тексте)
(1246 просмотров)   Версия для печати

Православное Обозрѣнiе

№ 26 Май 1959 г.

УЧАСТIЕ РУССКИХЪ ВЪ ВЕНГЕРСКИХ СОБЫТIЯХЪ

Наша редакцiя получила два нижеприведенныя описанiя событiй изъ Венгерскаго возстанiя. Мы неоднократно имѣли ужө множества свѣдѣнiй, что самую большую и единственную помощь повстанцы въ борьбѣ съ коммунистами получили отъ самихъ жө русскихъ. Еъ сожалѣнiю, до мiровой прессы эти факты или не дошли, или она намѣренно о нихъ умолчала, Помимо коммунистическихъ правителей, какъ бы черезъ ихъ головы, русскiй и венгерскiй народъ какъ никогда приблизились другь къ другу въ братской любви и въ полномъ единодушiи. Множөство свидѣтельствъ, доходящихъ до насъ, говорятъ намъ о томъ, что такой же процессъ происходитъ и въ другихъ порабощенныхъ коммунистами странахъ.

Въ голодѣ и холодѣ, подъ постояннымъ страхомъ смерти, съ человѣка совлекается оболочка гордыни, самости, пошлой самоувѣренности и онъ становится понимающимъ, чуткимъ и сострадательнымъ.

Мы присутствуемъ при дивномъ зрѣлищѣ, какъ русскiй народъ, по существу своему глубоко и православно вѣрующiй, въ кандалахъ и оборванный, какъ юродивый выходитъ на небывалое миссiонерское поприще. Всѣ военноплѣнные, возвращающiеся изъ Россiи въ Германiю, Францiю, Грецiю, Румынiю, всѣ они единодушно свидѣтельствуютъ о величественномъ ликѣ страждущаго русскаго народа. И всѣ они сами возвращаются оттуда какъ бы обновленными и просвѣщенными, часто безсознательно, свѣтомъ Православiя, глубоко проникнувшаго въ душу русскаго народа.

Событiя въ Венгрiи имѣютъ для насъ, русскихъ, совершенно особенноө значенiе. Они всколыхнули интересъ всего мiра къ русскому народу и отдѣлили этотъ народъ оть его поработителей.

Извѣстный испанскiй писатель и мыслитель Сальвадора дө Мадарiага высказалъ слѣдующее свое мнѣнiе:

"Мы узнали отъ очевидцевъ, что многiе совѣтскiе военныө перешли въ ряды венгровъ и сражались на ихъ сторонѣ противъ Совѣтовъ. Ничто не можетъ болѣе позорно заклеймить поведенiе Запада, какъ тотъ фактъ, что кромѣ русскихъ солдатъ совѣтской армiи, въ рядахъ венгерскихъ борцовъ не оказалось ни одного добровольца-иностранца".

Кромѣ этого факта, существуетъ въ венгерскихъ событiяхъ и еще болѣе важная сторона дѣла: на этотъ разъ русскiй народъ имѣлъ возможность доказать и доказалъ свободному мiру, что онъ ничего не имѣетъ общаго съ поработившей его совѣтской властью и является такой же жертвой ея, какъ и другiе народы, находящiеся подъ коммунистическимъ игомъ.

Хотѣлось бы вѣритъ, что именно э т о т ъ фактъ не останется безъ вниманiя западной общественнрсти, склонной постоянно обобщать понятiе " р у с с к i й " съ терминомъ "совѣтскiй".

Относительно роли русскаго народа въ дни венгерскаго возстанiя существуютъ очень интересныя свидѣтельства очевидцевъ. Наiiримѣръ, въ г. Мюнхенѣ 7-го iюня 1957 г. былъ объявленъ литературный конкурсъ участниковъ венгерскаго возстанiя и первая премiя была присуждена статьѣ, озаглавленной: "На совѣтскомъ танкѣ передъ парламентомъ". Статья вышла въ венгерской газетѣ "Новая Венгрiя". Вотъ ея сокращенный переводъ:

НА  СОВЪТСКОМЪ   ТАНКѢ

Былъ третiй день нашей борьбы за свободу. Улицы кишѣли толпами народа. На всѣхъ лицахъ улыбка — улыбка забытая и новая: отсвѣтъ грядущей свободы. Знакомые и незнакомые привѣтствуютъ другъ друга и задаютъ одинъ и тотъ же вопросъ: "Мы — побѣдимъ"? И сами жө отвѣчаютъ на него: "О, да, мы побѣдимъ. Иначе не можетъ быть".

Многотысячное море  головъ колышется и шумитъ и въ его волнахъ, тутъ и тамъ, неподвижно, какъ скалистыя острова, возвышаются совѣтскiе танки. На улицѣ Кошута стоятъ восемь совѣтскихъ броневиковъ. Жерла ихъ пушекъ направлены въ небо, дула пулеметовъ въ толпу, но люки ихъ плотно закрыты. Они кажутся уродливыми, мертвыми чудовищами. Между выкриками толпы: "Долой Гэроэ, да здравствуетъ Имрэ Надь"! — слышатся и прямыя обращенiя къ оккудантамъ: "Долой совѣты! Довольно насилья! Коммунисты, идите домой" ! Но броневики молчатъ.

На ближайшiй отъ меня броневикъ вскакиваетъ худенькiй мальчикъ лѣтъ чөтырнадцати. Онъ, какъ бѣлка взбирается наверхъ, со смѣхрмъ машетъ толпѣ венгерскимъ нацiональнымъ флагомъ и водружаетъ его въ жерло пушки. Толпа бурно привѣтствуетъ маленькаго героя. Воодушевленные этимъ примѣромъ, группы юношей и дѣвушекъ осаждають безжизненные броневики и вскорѣ на всѣхъ машинахъ развѣваются нацiональные флаги. Энтузiазмъ толпы нарастаетъ.

Вдругь люкъ на машинѣ передо мною прiоткрывается и изъ него появляется совѣтскiй сержантъ. Вотъ его уже видно до пояса. Его молодое, блѣдное лицо сурово, онъ щурится отъ свѣта и недовѣрчиво оглядываетъ толпу вокругъ себя. "Надо объяснить ему, что мы ничего не требуемъ, кромѣ свободы. Можетъ быть кто-нибудь говоритъ по-русски"! — раздаются возгласы вокругъ меня.

Я четыре года провелъ въ плѣну въ Россiи и рѣшаюсь взять на себя роль переводчика. Меня услужливо подсаживаютъ, на рукахъ поднимаютъ наверхъ. "Объясните ему, что мы хотимъ. Скажите, чтобы всѣ они вышли къ намъ. Предложите ему поговорить съ нами, не какъ враги, а какъ друзья" ! — слышется отовсюду. Я перевожу сержанту. Онъ молча киваетъ головой и пристально вглядывается въ лица окружавшихъ его людей. Ему дружелюбно улыбаются, дѣлаютъ пригласительные жесты сойти съ машины.

Сержантъ нѣсколько минутъ раздумываетъ о чемъ-то, и исчезаетъ въ люкѣ. Проходитъ минуты двѣ, во время которыхъ вокругъ меня стоитъ напряженная, выжидательная тишина, какъ будто сердце каждаго человѣка въ этой многочисленной толпѣ также замерло, какъ и мое отъ предчувствiя чего-то рокобого, медленно, но вѣрно надвигавшагося на насъ. Мнѣ такъ жутко, какъ будто я стою пөредъ вопросомъ: жить или умереть.

Но вотъ люкъ открывается и изъ него выходитъ сержантъ, нѣсколько солдатъ и совсѣмъ молодой, круглолицый лейтенантъ. Одинъ за другимъ они сходятъ съ машины и въ нерѣшитөльности останавливаются передъ нею. Каждое ихъ движеньө сопровождается всө болѣе оглушительнымъ шумомъ радостно взволнованной толпы. Люди восторженно апплодируютъ и со свойственной венгерскому народу темпераментностью выражаютъ свое довольство и симпатiю смущенной кучкѣ бойцовъ въ совѣтской формѣ. Постепенно лица бойцовъ проясняются, они все шире улыбаются и всө съ болышшъ рвөнiемъ пожимаютъ протянутыя имъ отовсюду руки.

Я дружески беру подъ руку лейтенанта и начинаю бесѣдовать съ нимъ. Онъ оказался командиромъ даннаго броневика. — "Переведите, переводите! Мы хотимъ знать, что онъ говоритъ" ! — требуютъ присутствующiе.

—  "Они хотять говорить съ вами. Скажите имъ что-нибудь. Я буду переводить", — обратился я къ лейтенанту. — "Зачѣмъ вы здѣсь стоите съ вашимъ броневикомъ" ? — прибавилъ я, видя его замѣшательство и желая помочь ему.

—  "Зачѣмъ   мы   здѣсь   стоимъ вамъ, навѣрно, извѣстно", — невесело   усмѣхнулся   лейтенантъ.   — "Намъ приказано поддерживать порядокъ въ городѣ и, если понадобится, то стрѣлять въ фашистовъ-контрреволюцюнеровъ .

Я перевожу каждое его слово.

—  "Какiе же мы фашисты! Мы хотимъ быть свободными. Намъ не надо ни фашистовъ,  ни коммунистовъ"!    —   слышны  негодующiе крики. Лейтенантъ выслушалъ переводъ этихъ протестовъ и задумался. — "Если бы мы не поняли въ чемъ тутъ дѣло, такъ давно бы смѣли васъ съ лица земли", — снисходительно похлопавъ меня по плечу, проговорилъ онъ. — "Ну, вотъ что, — выпрямляясь во весь свой богатырскiй ростъ, энергично прервалъ онъ самого себя. — "Попросите ихъ помолчать. Мнѣ и вправду есть о чемъ съ вами поговорить".

Прошло нѣсколько минутъ, пока мнѣ удалось добиться относительной тшпины.

Лейтенантъ легко вскочилъ на гусеницу своего броневика и рѣшительно началъ:

—  "Когда насъ посылали сюда, то намъ сказали, что въ Вудапештѣ вспыхнула ковтрреволюцiя".

Услышавъ мой переводъ, толпа негодующе зашумѣла.

—  "Да слушайте же, молчите"! — сердито гаркнулъ нетерпѣливый ораторъ. — "Намъ было сказано", — когда толпа нөмного успокоилась, продолжалъ онъ. —  "Намъ  было сказано, что фашистскiя банды громятъ и разоряютъ городъ". Новый взрывъ негодованiя. — "Но я и мои солдаты", — во все горло перекрикивая толпу, заявилъ, — "мы увидѣли и поняли, что насъ обманывали. Мы видимъ, что тутъ не банды, а народъ. Мы понимаемъ васъ и поэтому мы не открывали и не откроемъ по вамъ огня".

Послѣ моего перевода этихъ словъ, дослѣдовалъ такой взрывъ восторга, что ни о какомъ продолженiи разговора не могло быть рѣчи.

Люди кричали, смѣялись. Кто только могъ протолкаться ноближе, пожималъ руки русскимъ солдатамъ и обнимался съ ними. Какая-то пожилая женщина хватала лейтенанта за сапоги и требовала, чтобы онъ нагнулся къ ней. Когда онъ наклонился, она горячо поцѣловала его и прикрѣпила на его грудь вегерскую кокарду.

—  "Ладно, мамаша, чего мнѣ въ тебя стрѣлять, живи себѣ на здоровье", — пробормоталъ растроганный лейтенантъ, гладя по сѣдой головѣ старуху. — "Ну, коли стрѣлять не собираюсь, такъ и этого добра мнѣ нө надо", — выпрямляясь проговорилъ онъ, вынулъ изъ кобуры свой револьверъ и протянулъ его стоявшөму   подлѣ   насъ   молодому венгру. Тотъ нерѣпштельно принялъ оружiе.

—  "Вотъ,   вотъ,   пустъ и другiе отдаютъ.  Заберите и у нихъ"!  — послышалось въ толпѣ. "Зачѣмъ жө забирать? Они же за насъ. Будөмъ жить въ мирѣ съ русскими"! — возмущенно запротестовали другiе.

Венгръ возвратилъ лейтенанту его револьверъ, они хлопаютъ другъ друга по плечамъ и что-то говорятъ оба вмѣстѣ. Я не могу ничего слышать отъ поднявшагося оглушительнаго шума. Толпа буйно привѣтствуетъ появившiеся изъ-за угла совѣтскiе танки, покрытые венгерскими нацiональными флагами. На ихъ крышахъ стоятъ вперемѣшку, обнявшись, русскiө солдаты и венгры. Танки усыпаны цвѣтами, на русскихъ солдатахъ венгерскiя кокарды. Сразу, съ разныхъ концовъ толпы грянулъ венгерскiй гимнъ. Мои русскiе сосѣди становятся на вытяжку и безъ словъ, но удивительно музыкально и звучно включаются въ тысячеголосый хоръ. Глаза пѣвцовъ полны радостныхъ слезъ. Вокругъ насъ люди обнимаютъ другъ друга. Слышатся восторженные возгласы:

—  "Неужели это правда? Нөужели можетъ быть такоө счастьө? Вѣдь вотъ они, настоящiе русскiе люди. Они съ нами. Они наши братья и у насъ одинъ общiй врагъ — коммунизмъ"!

Между тѣмъ настроенiе толпы начало мѣняться и прiобрѣтать болѣе трезвый и воинственный характеръ.

—  "Надо жө дѣйствовать. Идемъ къ парламенту. Идемъ всѣ вмѣстѣ. Съ броневиками"!

Я перевелъ эти требованiя моимъ новымъ русскимъ друзьямъ. Лейтенантъ выслушалъ меня, озабоченно нахмурился и задумался. Я ждалъ. Я понималъ, на какомъ моральномъ распутьѣ находился этотъ человѣкъ, въ которомъ должна была происходить борьба между долгомъ солдата и чувствами справедливостн и человѣчности. Онъ обратился къ своимъ подчинненымъ и о чемъ-то поговорилъ съ ними. Послѣ этого онъ первый, а за нимъ его солдаты, быстро и умѣло вскочили на броневикъ и исчезли въ его люкѣ, а черезъ нѣсколько минутъ машина тронулась и медленно доползла посреди двинувшейся въ путь толпы, по направленiю къ парламенту. Многимъ изъ толпы удается вскарабкаться на броневикъ, какъ и мнѣ самому съ нѣсколькими друзьями. Отсюда намъ видно необозримоө море человѣческихъ головъ, обступающее и насъ, и цѣлый отрядъ другихъ броневиковъ, сомкнутымъ строемъ слѣдовавшихъ за нами. Двигаемся медленно. Постепенно къ гудѣнiю толпы присоединяется всө отчетливѣе звукъ завывающей сирнеы. Ея вой раздается совсѣмъ близко и изъ-за угла передь нами вылетаетъ хорошо знакомая намъ машина совѣтской тайной полицiи. При видѣ толпы съ рѣющими флагами н броневиками, машина на минуту рывкомъ останавливается, ея два сѣдока въ формѣ чекистовъ озадаченно замераютъ на своихъ сидѣньяхъ и въ слѣдующiй же мигъ машжна съ воемъ обращается въ бѣгство и исчезаетъ за слѣдующимъ поворотомъ. Переднiе ряды повстанцевъ бросаются съ торжествующими воплями ей въ догонку. Мы продвигаемся дальше. На разныхъ углахъ и перекресткахъ намъ встрѣчаются другiе совѣтскiе броневики. На многахъ изъ нихъ развѣваются венгөрскiе нацiональные флаги и эти машины немедленно присоединяются къ нашему шествiю. Другiе стоятъ, какъ мертвые сѣрые глыбы, осаждаемыя со всѣхъ сторонъ толпою повстанцевъ. Они не двигаются съ мѣста, но и не препятствуютъ толпѣ двигаться по своему назначенiю.

Вотъ и площадь передъ парламентомъ. Намъ нѣтъ возможности продвинуться по ней: она сплошь запружена народомъ, среди котораго грозно возвышаются многочисленные совѣтскiө танки и броневики, украшенные венгерскими флагами и облѣпленные, вперемежку, русскими солдатами и венгерскими повстанцами. Нашему броневику пришлось остановиться передъ гостинницей "Асторiя". На одномъ изъ ея балконовъ появляется человѣкъ и я даже не имѣю времени разсмотрѣть его, съ такой поспѣшностью онъ исчезаетъ снова, испуганный, видимо, оглупштельными криками толпы: "Долой Гэроэ и его приспѣшниковъ! Долой насильниковъ! Да здравствуетъ свобода! Да здравствуетъ Надь"!

По фасаду зданiя гостинницы карабкаются вверхъ человѣчөскiя фигуры и черезъ нѣсколько минутъ на балконѣ развѣвается венгерскiй нацiональный флагъ. Толпа неистовствуетъ, опьяненная счастьемъ своего дерзновенья и вѣянiемъ желанной, близкой свободы. Сразу, какъ по командѣ, изъ тысячей устъ, грянулъ венгерскiй нацiональный гимнъ.

Но вдругъ грянулъ залпъ и оборвалъ гюрывъ людей къ свободѣ и счастью. Трескотня пулеметныхъ очередсй слилась съ криками о помощи и предсмертными стонами обезумѣвшихъ отъ ужаса, избиваемыхъ безоружныхъ людей.

Стрѣляютъ съ крыши парламента. На фонѣ неба на ней чернѣютъ, какъ стая пауковъ, силуэты пулеметовъ, обслуживаемыхъ отрядомъ чекистовъ вь формѣ АВХ. Откуда-то появляется и пробирается среди толпы бѣлый фургонъ съ краснымъ крестомъ, карета скорой помощи. Съ крыши по ней дается спецiальная пулеметная очередь.

Неожиданно что-то съ визгомъ вырывается изъ толпы и на крышѣ парламента съ грохотомъ разрывается первый снарядъ, пушенный туда изъ совѣтскаго броневика. Это послужило какъ бы сигналомъ и скоро ураганнымъ огнемъ нашихъ союзниковъ-русскихъ были сметены съ лица земли и совѣтскiе пулеметы и ихъ обслуживатели-чекисты.

Но  вотъ  выдержка  изъ  другой статьи другого венгерскаго патрiота-очевидца. Онъ придаетъ тѣмъ событiямъ другое освѣщенiе.

Венгерский народъ возсталъ на своихъ поработителей-коммунистовъ. Венгрiя лежитъ въ самомъ сердцѣ Европы, окруженная свободными заиадными странами и венгерскiя событiя нроисходили прямо на глазахъ у этихъ странъ. На глазахъ у нихъ коммунистическiе насильники утопили въ крови порывъ венгерскаго народа къ своей свободѣ. На всемъ земномъ шарѣ нашелся только о д и н ъ единственный народъ, вставшiй вмѣстѣ съ венгерскими патрiотами въ ряды бойцовъ за человѣческую свободу и справед-ливость. И этотъ народъ — русскiй.

Меня до глубины души поразило оскорбило, уязвило безразличiе западнаго мiра къ трагической суд-бѣ моего народа, но роль русскаго народа въ этомъ дѣлѣ меня нө удивила, а только лишнiй разъ удостовѣрила мнѣ, уже имѣвшееся у меня объ этомъ народѣ, высокое мнѣнiе. Это все не случайные эпизоды. Поведенiе народовъ во время венгерскаго возстанiя какъ нельзя болѣе выпукло охарактеризовало ихъ истинный моральный уровень и, главнымъ образомъ уровень Христiанской плоскости. Я — не русскiй, я — венгерецъ, а потому разбирая этотъ вопросъ безпристрастно и не въ пользу Запада, я бичую такъ сказать себя самого. Мы, западные жители — уходимъ отъ Христа и Его завѣтовъ. Потому и наше милосердiе и любовь другь къ другу не выходитъ за предѣлы соболѣзнующихъ вздоховъ. Потому и не пришелъ никто изъ нашихъ западныхъ сосѣдей намъ на помощь въ нашемъ сраженьи за свободу. Они только превосходили другь друга въ надгробныхъ рѣчахъ надъ убiенными и умученными борцами. А развѣ любовь не мертва безъ дѣлъ? Развѣ состраданiе имѣетъ смыслъ безъ протянутой руки помощи?

Это — завѣты Христовы, и они забыты нами на Западѣ. Но они существуютъ, живутъ и выполняются. И происходитъ это тамъ, гдѣ за Имя Христово и Его завѣты людей посылаютъ на каторгу и гдѣ безбожье является офицiальнымъ догматомъ, сообщникомъ и сотрудникомъ правительства. Именно тамъ въ безбожномъ Сов. Союзѣ, не только сохранилась, но и растетъ и множится Христова вѣра.

Во время Второй мiровой войны мнѣ пришлось провести въ Россiи нѣсколько очень тяжелыхъ лѣтъ. За это время я имѣлъ возможность убѣдиться въ томъ, какъ сильна и глубока въ русскомъ народѣ вѣра въ Бога. Даже въ людяхъ ничего не знающихъ о религiи и даже въ тѣхъ, которые считаютъ себя атеистами, неожиданно открываются какiе-то источники живой воды, вѣками заложенные въ душу этой нацiи, и проявляются въ истинно самоотверженныхъ и милосердныхъ поступкахъ. Полвѣка безбожной совѣтской власти обростило грубой и шершавой корой душу русскаго народа, но это даже не кора, приросшая къ народной душѣ, а только наносный слой мусора и грязи, подъ которымъ продолжаютъ жить и назрѣвать здоровые и могучiе соки доблестныхъ и христолюбивыхъ предковъ великаго русскаго народа. Еще будучи въ Россiи, въ тѣсномъ общенiи съ русскимъ народомъ, я былъ увѣренъ, что эта наносная кора прорвется и изъ подъ нея востанетъ и поразитъ весь мiръ, какъ сказочная птица Фениксъ, омытая кровью и слезами Святая Русь.

Вотъ почему меня не удивило, когда тысячи русскихъ людей сорвали красныя звѣзды со своихъ фуражекъ и встали плечомъ къ плечу съ венграми въ сраженiи за справедливость и свободу. Они дѣлали это твердо зная, какая участь ожидаетъ не только ихъ, но и оставленныя ими на родинѣ семьи. Они, поистинѣ, полагали души свои за ближнихъ своихъ, въ этомъ случаѣ за чуждыхъ имъ по крови венгровъ, забывая даже свои собственные интересы, жертвуя своими родственниками по крови, во имя истины Божiей, во имя торжества добра надъ зломъ.

Мы, венгры, никогда не забудемъ, что вмѣстѣ съ нами боролись, проливали кровь и отдавали свои жизни сыны только одного-единственнаго народа на землѣ — русскiе. Эта нацiя намъ стала родной и пусть каждый венгерецъ, любящiй свою родину, завѣщаетъ этотъ фактъ своимъ дѣтямъ. Не даромъ же въ короткiй перiодъ побѣды возставшихъ, правительствомъ Имрэ Надь былъ изданъ декретъ, даровавшiй всѣ права венгерскаго гражданства и подданство Венгрiи всѣмъ боровшимся съ нами русскимъ братьямъ и ихъ семьямъ.

Нашъ священный долгъ никогда не забывать этого завѣта. Мы знаемъ, что русскiй народъ, какъ и нашъ, идетъ труднымъ и скорбнымъ путемъ къ лучшему будущему, когда надъ нашими страждущими родинами воссiяетъ звѣзда Виөлеема, вмѣсто красной звѣзды зла, насилья и тьмы.

Будемъ же надѣяться, что въ свѣтѣ Звѣзды Вифлеема, забывъ всѣ мелкiя политическiя дрязги и разногласiя, мы скоро сможемъ протянуть руку нашимъ русскимъ братьямъ, потому что только въ мирѣ и взаимномъ пониманiи единственное спасенiе мiра.

Т. Надъбарцамъ

Copyright by Orthodox Digest  1959

  

[ Обратно в раздел Православное Обозрение (26) | Индекс разделов ]


САЙТ ИЗДАЕТСЯ ПО БЛАГОСЛОВЕНИЮ БЛАЖЕННЕЙШЕГО МИТРОПОЛИТА ВИТАЛИЯ (УСТИНОВА)

РОССИЙСКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ

Задавайте вопросы по электронной почте:

Архиепископ Виктор, Славянский и Южно-Российский

Сайт Архиепископа Виктора