РОССИЙСКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ

Документальная хронология предсоборных событий в Мансонвилле (март-июнь 2006 года). Часть 1-я

Статьи / ХРОНИКА
Послано Admin 16 Сен, 2006 г. - 13:53

События, связанные с подготовкой Архиерейского Собора 2006 г. и попытками противодействовать этому, о чем редакция узла уже рассказала в своем фоторепортаже, не могут рассматриваться изолированно от событий, происходивших в предсоборные месяцы, в частности, они неотделимы от двух Заседаний Синода 15/28 мая и 4/17 июня, которые группировка прот. В. Жукова также пыталась сорвать всеми имеющимися в её распоряжении способами. Только рассмотрение церковных событий в их совокупности и внутренней взаимосвязи позволяет нарисовать полную картину пагубной деятельности прот. В. Жукова, еп. Владимира (Целищева) и их агентуры и ниспровергнуть все аргументы и ложные обвинения в «неканоничности», выдвигаемые этими людьми против Заместителя Первоиерарха Архиеп. Антония (Орлова) и Архиеп. Виктора (Пивоварова).

С этой целью, а также для того, чтобы яснее обнаружить подлинное лицо всех тех, кого прот. В Жуков привлек к своей разрушительной работе, и кто своей публично распространяемой клеветой и ложью усугублял смуту, редакция считает необходимым подробнее рассказать об обстоятельствах, связанных с попытками срыва Архиерейского Собора РПЦЗ.

В публикуемой документальной хронологии предсоборных событий основное внимание будет уделено попыткам сорвать два заседания Архиерейского Синода, что фактически явилось началом открытого бунта против Высшей Церковной власти РПЦЗ со стороны бывшего секретаря Синода прот. В. Жукова и его сторонников. Без четкого понимания обстоятельств, приведших к необходимости созыва Синодов, невозможно определить подлинных виновников небывалых нестроений в Зарубежной Церкви и дать каноническую оценку сложившейся церковной ситуации исходя из духа Правды Христовой, а не из буквы фарисейского законничества.

Как только избранный Архиерейским Собором 2005 г. на пост Заместителя Председателя Синода, Первоиерарха РПЦЗ Архиеп. Антоний (Орлов) вступил в исполнение своих обязанностей, то он сразу же столкнулся с абсолютно антиканоничной системой принятия решений в РПЦЗ, о которой раньше он не имел должного представления. Построенная на полной узурпации управления Секретарем Синода и на интригах личного секретаря Митрополита г-жи Роснянской эта система являлась глубоко пагубной, антицерковной и грозила в ближайшем будущем полным развалом, нравственным разложением и окончательной дискредитацией РПЦЗ.

Архиеп. Антоний был не единственным, кого крайне обеспокоила сложившаяся ситуация, при которой невозможно было соборное принятие решений, а всё церковное строительство велось не на основе таких решений, а на основе закулисных махинаций. Определенное безпокойство испытывал и один из российских архиереев Еп. Виктор (Пивоваров), натолкнувшийся на упорное противодействие со стороны прот. В Жукова в вопросе увеличения численности российского епископата и также, как и Вл. Антоний, обнаруживший, что все принципиальные вопросы в РПЦЗ прот. В. Жуков решает своей единоличной протоиерейской властью, игнорируя мнение архиереев. Независимо от Архиеп. Антония Еп. Виктор сделал вывод о необходимости изменения существующего антиканонического порядка управления Церковью. Ненормальность положения была понятна и другим архиереям РПЦЗ, но почти никто не решался открыто выступить против всесильного Секретаря Синода.

Наконец, в епархиях Северной Америки нашлись мiряне, которые, близко познакомившись с изнанкой жизни Мансонвилля и Монреальского подворья Архиеп. Сергия (Киндякова), стали обращаться к своим епископам и Секретарю Синода с просьбами срочно что-то сделать для оздоровления глубоко безнравственной атмосферы, созданной в Восточно-Канадской епархии окружением покойного вл. Сергия во главе с иереем-пьяницей А. Ломовым и
сыном детоторговки диаконом А. Фиминым. [1]

Среди этих неравнодушных к правде мiрян выделялась прихожанка РПЦЗ(В) из Алабамы И. Н. Виноградова (Митце) [2]. Г-жа Виноградова, по промыслу Божию прожившая около полугода вблизи митр. Виталия, стала свидетелем ряда вопиющих беззаконий и нравственной грязи, о которых она не могла молчать. Безпредельная ненависть к Виноградовой, выплеснутая на страницы Internet-изданий агентами прот. В. Жукова, объясняется с одной стороны исключительной осведомленностью этой женщины о всех беззакониях и интригах прот. В. Жукова, еп. Владимира (Целищева) и монреальской группировки Ломова-Фимина, а с другой стороны её христианской честностью, которой она не пожелала поступиться и покрыть явные грехи вредных для Церкви людей.

В поисках справедливости г-жа Виноградова обратилась и к Архиеп. Антонию (Орлову). Вл. Антоний сперва был не склонен ей верить, однако Виноградова располагала неопровержимыми фактами и документальными свидетельствами, которые убедили Архиеп. Антония в серьезности сложившегося положения. Он решил в пределах своих полномочий предпринять ряд мер, направленных на оздоровление обстановки в резиденции Первоиерарха и на Монреальском подворье. Для Архиеп. Антония, прежде всего, была ясна необходимость удаления из Мансонвилля иером. Виктора (Парбуса), замешанного в афёре Ломова и Фимина с организацией так называемого «сестричества» в Мансовнилле, целью которого являлось прибрать к рукам после смерти митр. Виталия Свято-Преображенский скит. О. Виктор, кроме того, был уличен в тайных сношениях с РИПЦ, и потому требовалось срочно заменить его другим священником, свободным от влияния антицерковных сил. Такой священник в силу сложившихся обстоятельств мог быть приглашен только из России. Далее Вл. Антоний намеревался инициировать рассмотрение на ближайшем Синоде обвинений церковного и нравственного характера, выдвинутых против еп. Владимира (Целищева). Все свои действия Архиеп. Антоний собирался согласовывать с Архиеп. Сергием (Киндяковым) и Митр. Виталием.

После консультаций с российскими архиереями на предмет приглашения нового священника в Мансонвилль Архиеп. Антоний остановил свой выбор на иером. Дамаскине (Балабанове) и обратился к Вл. Сергию, как правящему Архиерею Восточно-Канадской епархии, с просьбой оформить визу о. Дамаскину в Канаду. Одновременно Вл. Антоний поручил Виноградовой подать официальное письменное обращение в Синод с подробным изложением жалоб на еп. Владимира, предупредив её об ответственности, если сообщенные ею сведения окажутся после проверки их Синодом ложными.

Как только еп. Владимиру и монреальцам стало известно о таком поручении Архиеп. Антония, то ими сразу же, как через подставных лиц, так и лично была начата тайная и явная травля мiрянки И. Виноградовой. Главной причиной этой травли явилось то обстоятельство, что семья Виноградовых и Г. С. Мезенцева действительно имели на руках неопровержимые доказательства антиканонических поступков еп. Владимира (включая нарушение им тайны исповеди), а также вопиющих беззаконий иерея А. Ломова и диакона А. Фимина, за которые все они могли быть лишены священного сана. В таких условиях у этих людей оставался единственный выход: любыми способами, включая ложь, публичную клевету, оскорбления, угрозы физической расправой и т. д., добиться от И. Виноградовой неразглашения имеющихся у неё сведений или, по крайней мере, опорочить Виноградову настолько, чтобы её свидетельствам, пусть и правдивым, Синод не имел бы никакой веры из-за аморального облика свидетеля.

Следует отметить, что до того как писать «Обращение» в Синод, семья Виноградовых и Мезенцева не раз обращались к прот. В. Жукову с жалобами на еп. Владимира (Целищева). Однако, о. Вениамин, соглашаясь с представленными ему неопровержимыми фактами, тем не менее, просил эти факты замалчивать, ничего не писать о них ни в Синод, ни кому бы то ни было ещё. Становилось очевидным, что прот. В. Жуков, просто-напросто не желает допустить законного судебного разбирательства, а предпочитает накапливать на еп. Владимира компромат. Поскольку безсовестное поведение еп. Владимира (использование им власти епископа в личных целях, третирование семьи Виноградовых вплоть до открытых угроз в их адрес) не прекращалось, то И. Виноградова вынуждена была обратиться лично к Митрополиту Виталию, особенно после того как в одном из своих писем от 24 февраля, 2006 года еп. Владимир написал ей следующие слова:

« ... Но церковь, храм Божий я всё-таки имею право посетить в любое время. Согласитесь, никто не вправе мне это запретить. Тем более -- Храм (домашний) в честь Иконы Божией Матери Казанския в Алабаме, который я сам лично освящал и на основание которого сам лично испрашивал благословения у Вл. Митрополита Виталия. Надеюсь, что вы рады будете ... видеть своего архиерея, поминаемоего в заключительной молитве на Богослужении; этот текст у вас на клиросе я видел сам лично, где было написано, и который вы всегда пели: «Православное Епископство гонимыя Церкви Российския и Господина нашего Блаженнейшего Виталия, Митрополита Восточно-Американского и Нью-Йоркского, Первоиерарха Русския Зарубежныя Церкви и Господина нашего Преосвященнейшего Владимира...», т.е. вслед за именем Первоиерарха поминается моё имя. А изменить поминовение или переподчинить храм другому архиерею может только Архиерейский Собор. Другого пути нет.

Надеюсь, что перед храмом вы встретите меня надлежащим образом (т.е. как это по Церковной традиции положено). Тем более, что вам ведь наверняка известны Каноны, налагающие прещения на тех, кто «не принимает епископа», а также Правила Сардикийского Собора, где говорится: «Итак, должно на сие определить известное время, поскольку и не принимать епископа показалось бы делом нечеловеколюбным и жестоким». После молитвы в храме или молебна, а также проверки мною алтаря и престола (что тоже положено по Уставу) (не исключено, что со мной захотели бы помолиться, может быть, и некоторые прихожане) – вы мне передаёте из рук в руки необходимые документы и я прощаюсь с вами, покидая ваш дом, чтобы никого «не травмировать». Таким образом, посещение храма может занять всего 20 минут...»



Письмо еп. Владимира И. Виноградовой от 24 февраля 2006 г.


Требования, высказанные в этом письме еп. Владимиром относительно домашней церкви Виноградовых (которую на самом деле освящал не еп. Владимир, а Архиепископ Антоний (Орлов)), а особенно заявления еп. Владимира типа:

«А изменить поминовение или переподчинить храм другому архиерею может только Архиерейский Собор. Другого пути нет»

настолько удивили И. Виноградову и её близких, что им пришлось позвонить Митрополиту Виталию лично и спросить его по телефону, правда ли, что для того, чтобы «изменить поминовение» в маленькой домашней церкви в Алабаме нужно собирать Архиерейский Собор? . Ответ Митрополита был прост: «Что за чушь?! Это всё неправда».

Кроме того, домашняя церковь Виноградовых находилась в штате Алабама, т.е. в Восточно-Американской епархии, а не в Западно-Американской епархии еп. Владимира, поэтому Виноградовы имели полное право поминать Митрополита Виталия и его Заместителя Архиепископа Антония (Орлова), который в свое время и освятил эту церковь. После этого звонка к Митрополиту ненависть еп. Владимира к И. Виноградовой стала уже нескрываемой. Здесь также важно сделать пояснение, о каких именно «документах» шла речь в письме еп. Владимира, и почему он так настойчиво требовал заполучить эти документы от г-жи Виноградовой.

На протяжении двух лет еп. Владимир часто гостил на вилле Митце, которая находится в одном из лучших курортных мест в Америке, на острове в Мексиканском заливе. Едва ли не каждый месяц еп. Владимир приезжал к Виноградовым на виллу, где отдыхал и гостил неделями, отменяя богослужения в Наяке на продолжительное время. Семья Виноградовых всегда принимала еп. Владимира самым достойным образом, оказывая большое почтение к носимому им сану епископа. Курортное место, чисто русское гостеприимство и безотказная финансовая поддержка семьи Виноградовых и Мезенцевой были основной причиной частых визитов еп. Владимира в Алабаму. За это время им удалось познакомиться с еп. Владимиром довольно близко, а также многое о нём узнать.

В мае 2005 года, во время своего очередного визита в Алабаму, еп. Владимир попросил И. Виноградову помочь ему с оформлением документов на продление так называемой «Грин-карты» («Green Card»), официального вида на жительство в США, который заканчивался у еп. Владимира в 2005 году.


«Грин-карта» еп. Владимира (Целищева), в мiру Олега Целищева


Тогда же еп. Владимир попросил г-жу Виноградову помочь ему оформить гражданство США, объясняя это тем, что на него начались «гонения» со стороны синода лже-митрополита Лавра, и поэтому в Нью-Йорке оформлять гражданство ему опасно, т.к. лавровцы могут написать донос в отдел иммиграции (BCIS), и американские власти откажут ему в гражданстве.

Еп. Владимир был уверен, что при таких обстоятельствах ему будет надёжнее и безопаснее подавать на гражданство США подальше от Нью-Йорка, в Алабаме. Уважая архиерейский сан еп. Владимира, И. Виноградова с радостью согласилась помочь ему с оформлением всех важнейших документов на гражданство США. В ходе оформления документов еп. Владимир постоянно пользовался адресом И. Виноградовой как своим собственным, в частности оформил на него свою машину.


Документы еп. Владимира на машину, оформленные на адрес И. Виноградовой


Здесь важно подчеркнуть, что И. Виноградова не только предоставила еп. Владимиру свой адрес, но и фактически стала его поручителем и согласно американскому законодательству несла равную с ним ответственность за все его возможные правонарушения. Поэтому, когда в процессе оформления документов выяснилось, что еп. Владимир на протяжении многих лет не только пользовался чужими адресами, но также указывал и нелегальные адреса своего проживания в США (т.е. адреса, которые не существовали в действительности), это не могло не обеспокоить Виноградову. На фоне антитеррористической истерии, царящей в США, когда власти придираются к любым нарушениям режима проживания, эти игры еп. Владимира с нелегальными адресами были отнюдь не невинной вещью. Поскольку на всех официальных документах требовалась не только подпись еп. Владимира, гарантирующая правдивость данных в заполненной анкете, но также и личная подпись заполняющего анкету поручителя (т.е. подпись г-жи Виноградовой), то И. Виноградова автоматически делалась ответственной за ложь еп. Владимира. Поняв это, Виноградова открыто высказала еп. Владимиру свои опасения и отказалась ставить свою подпись под лживой информацией в таком важном документе, который в последствии был предназначен для досконального рассмотрения в ФБР и в отделе иммиграции США. Отказ Виноградовой озлобил еп. Владимира, и он начал оказывать на неё психологическое давление, и, используя разные приёмы, старался её запугать и заставить подписать нужные ему бумаги. Вышеупомянутое письмо являлось лишь одним из таких приёмов.


Первая и последняя страницы заполненной еп. Владимиром анкеты для получения гражданства США с поручительством Ирины Виноградовой-Митце


Помимо таких писем и угроз еп. Владимир стал распространять о г-же Виноградовой откровенную клевету. После двухлетнего знакомства с ней он вдруг начал звонить друзьям И. Виноградовой и говорить всем, что она «одержима бесами», т.к. собирается донести на него в ФБР. Отец И. Виноградовой иподьякон Николай Виноградов, наблюдая постоянные угрозы и оскорблений в адрес своей дочери со стороны еп. Владимира, принял решение заявить об этом факте в полицию. Одновременно, понимая, что такое безцеремонное и наглое поведение имеет место не со стороны рядового гражданина, а со стороны епископа Православной Церкви, он стал настаивать на срочной посылке в Синод РПЦЗ «Обращения» с жалобами на еп. Владимира.

Но прежде посылки «Обращения» в Синод и заявления в полицию семья Виноградовых приложила последние усилия, чтобы избежать крайних мер. Виноградовы в очередной раз обратились к Секретарю Синода прот. Жукову и настоятельно просили его, используя свой авторитет, обуздать еп. Владимира. Однако, ответ о. Вениамин был всё тот же: «молчать, ничего не писать в Синод, никому не рассказывать о нарушениях закона и о преступлениях еп. Владимира и ни в коем случае не заявлять об этом в полицию». Получалось, что И. Виноградова должна была подвергнуться угрозе штрафа или тюремного заключения ради еп. Владимира.

Опасения эти не были безпочвенными, ибо в настоящее время в штате Алабама уже заведено уголовное расследование на Олега Целищева (еп. Владимира) в связи в его незаконным проживанием в этом штате (дело №200-608-127), а также ведется его проверка органами госбезопасности США (организации «ICE» and «Homeland Security»).


Фотография еп. Владимира из полицейского управления и визитная карточка следователя по делу Олега Целищева


В таких обстоятельствах г-жа Виноградова и её отец в начале марта 2006 г совершенно неожиданно для себя были срочно вызваны в Мансонвилль г-жой Роснянской, личным секретарем митр. Виталия. Л.Д. Роснянская умоляла И. Виноградову приехать в Канаду «как можно раньше», чтобы помочь оформить въездную визу иеромонаху Дамаскину для замены иером. Виктора (Парбуса), который по просьбе Архиеп. Антония (Орлова) отзывался своим правящим архиереем в Россию.


Еп. Владимир и иером. Виктор (Парбус)



В последние недели у Л.Д. Роснянской были крайне враждебные отношения с иером. Виктором, за которым стояли прот. В Жуков и монреальская группировка Ломова-Фимина, и теперь Роснянская боялась оставаться одна в монастыре, опасаясь мести монреальцев. Поэтому она уговаривала Виноградовых приехать в Мансонвилль как можно раньше и пожить в скиту для временной охраны и помощи Митрополиту Виталию до прибытия иером. Дамаскина. Л.Д. Роснянская опасалась даже (как выяснилось впоследствии вполне обоснованно), что иером. Дамаскин вообще может не добраться до Канады, ибо по её словам, «оформление визы о. Дамаскина опять доверено Жуковым этому бандиту Фимину». На протяжении четырёх месяцев иподьякон Николай был единственным человеком в Мансонвилле, который непрестанно находился при Митрополите Виталии, т.к. у Владыки Виталия было к нему полное доверие.

Л.Д. Роснянская также не доверяла никому, кроме иподьякона Николая, и её единственная просьба к нему была: «постоянно находиться около Митрополита» и «смотреть за ним, даже в алтаре», чтобы «люди Жукова» ничего не подсунули Митрополиту на подпись. Помимо присмотра за Митр. Виталием, ипод. Николай также исполнял просьбы Л.Д. Роснянской по хозяйству и уходу за монастырём.


Митр. Виталий и иподиакон Николай Виноградов


Итак, по настоятельной просьбе Л.Д. Роснянской И. Виноградова в первых числах марта срочно вылетела в Мансонвилль (иподьякон Николай приехал в скит на две недели позже). Перед вылетом в Канаду, Виноградова позвонила Архиеп. Антонию (Орлову) и подробно рассказал ему о конфликте её семьи с еп. Владимиром. Владыка Антоний внимательно выслушал И. Виноградову и сказал, чтобы она безотлагательно писала свое «Обращение» в Синод. В отличие от прот. В. Жукова архиеп. Антоний считал, что поведение еп. Владимира недопустимо и должно быть рассмотрено на Синоде, т.к. использование мiрян в целях личной выгоды, разглашение тайны исповеди, клевета о «бесновании», превышение власти, нарушение законов США – всё это рассматривалось им как очень серьезные церковные нарушения, недопустимые для человека в епископском сане. Перед отъездом в Канаду, архиеп. Антоний попросил И. Виноградову рассказать обо всём происшедшем также архиеп. Сергию (Киндякову).

В понедельник, 27 февраля 2006 года И. Виноградова позвонила архиеп. Сергию (Киндякову) в Монреаль и спросила у него разрешения прибыть в его епархию, объяснив также причины, почему это необходимо. Владыка Сергий благословил И. Виноградову приехать и заняться оформлением визы иеромонаху Дамаскину, а также согласился встретиться с ней в на Монреальском подворье 6 марта 2006 г. (позднее встреча была перенесена на 13 марта) для передачи всех нужных документов и своей личной подписи для нового «Приглашения» иером. Дамаскину.


Первая и последняя страницы Приглашения иером. Дамаскина в Канаду, подписанного архиеп. Сергием 17 марта


И. Виноградова вылетела в Канаду сроком на две недели, зная из опыта, что оформление визы займёт не более чем 10-15 дней. Однако по прилёте г-жи Виноградовой в Мансонвилль произошли непредсказуемые события, в связи с чем пребывание И. Виноградовой в монастыре продлилось вместо 2-х недель целых 5 месяцев.

Первой неожиданностью был категорический отказ прот. Жукова от помощи в оформлении визы иером. Дамаскину, который в то время собрал все необходимые документы для оформления визы. Прот. В. Жуков использовал любую возможность, включая предоставление заведомо ложных данных, чтобы не допустить иером. Дамаскина в Канаду. С первого дня прибытия в Мансонвилль И. Виноградова не могла дозвониться до диак. А. Фимина, чтобы получить от него необходимые документы и начать оформление визы. Между тем, иером. Виктор (Парбус) должен был уехать из Мансонвилля 6 марта 2006 г., и Л.Д. Роснянская волновалась, что Митрополит останется один.

Наконец, в воскресенье, 5 марта после многократных попыток Виноградова случайно дозвонилась до Фимина, который, однако, наотрез отказался ей помогать и грубо сказал: «Кто Вас сюда звал?». На объяснения Виноградовой, что она приехала по личной просьбе Митрополита Виталия, Л.Д. Роснянской и архиеп. Антония, а, кроме того, имеет благословение и соответствующее поручение вл. Сергия, последовал циничный и грубый ответ Фимина: «Меня не интересует, кто Вас благословил. У меня только один начальник – отец Вениамин. Я подчиняюсь только ему» , после чего Фимин бросил трубку. 13 марта И. Виноградова поехала на заранее назначенную встречу с архиеп. Сергием для получения от него старого «Приглашения», а также недостающих документов для оформления визы. Чтобы ускорить процесс оформления, требовался не только оригинал «Приглашения» за подписью вл. Сергия, но и все прежние «Приглашения» от прот. В. Жукова, на которые ранее следовали отказы.


Одно из прошлых приглашений архиеп. Сергия, на которое вследствие происков прот. В. Жукова и Л. Фиминой последовал отказ Канадского посольства



Во время встречи архиеп. Сергия (Киндякова) с Виноградовой выяснилось, что все бумаги, а также оригинал «Приглашения» с подписью вл. Сергия находятся у А. Фимина. И. Виноградова объяснила вл. Сергию, что по неизвестной ей причине Фимин отказывается их отдавать. Вл. Сергию пришлось позвонить Фимину и срочно вызвать его на подворье.

Приехавший на подворье Фимин стал открыто лгать вл. Сергию, что никаких документов у него нет. Как оказалось позже, он действовал по указке прот. В. Жукова и умышленно давал ложную информацию, чтобы замедлить процесс оформления визы иером. Дамаскину. После долгого разбирательства с участием архиеп. Сергия и архиеп. Антония изобличенный во лжи Фимин «случайно вспомнил», что документы находятся у него в машине. Когда И. Виноградова, наконец-то, получила всё необходимое для оформления визы, она попросила аудиенцию у архиеп. Сергия, чтобы поговорить с ним о поведении еп. Владимира, как и просил её об этом архиеп. Антоний (Орлов). Поскольку разговор предстоял достаточно деликатный, т.к. речь шла о поступках архиерея, то И. Виноградова, а затем и сам архиеп. Сергий попросили Фимина удалиться. Просьбу Виноградовой Фимин демонстративно проигнорировал, а на повторную просьбу вл. Сергия цинично рассмеялся и съязвил в адрес архиеп. Антония (Орлова): «Этот Антоний играет в шпионские игры». Удалиться Фимин так и не пожелал, а лишь в развалку вышел из гостиной и сел в соседней комнате. На протяжении всего разговора он держал дверь в комнату открытой и подслушивал всё, о чем говорили архиеп. Сергий и Виноградова.

В продолжение беседы с архиеп. Сергием И. Виноградова передала ему документы с неопровержимыми доказательствами беззаконий и неподобающего для архиерея поведения еп. Владимира. Вл. Сергий внимательно выслушал Виноградову, которая, ознакомив его со всеми фактами, спросила, каков должен быть её дальнейший образ действий. Архиеп. Сергий после небольшого раздумья сказал, что при наличии таких серьезных свидетельств необходимо немедленно подать аргументированное «Обращение» в Синод, а при необходимости заявить и в полицию.


Для правильного понимания последовавших затем событий необходимо заметить, что в это время Л.Д. Роснянская, стремясь как можно скорее избавиться от ненавистного ей иером. Виктора (Парбуса), благоволила И. Виноградовой, занятой оформлением визы. Поскольку прот. В. Жуков противился этому, стремясь всеми силами вернуть Парбуса в Мансонвилль и закрыть доступ в Канаду о. Дамаскину, то это вызвало серьёзный конфликт между Роснянской и Жуковым, а также его монреальскими подручными. Всё это время Роснянская называла группировку Ломова-Фимина не иначе как «эта банда», а себя «жертвой Жукова», причем повторяла эти слова неоднократно.


И. Виноградова и Л.Д. Роснянская


В эти же дни И. Виноградова, для которой интриганство прот. В. Жукова явилось полной неожиданностью, написала ему письмо, в котором откровенно высказала все свои недоумения относительно его «дипломатии и политики» в Церкви. После этого письма отношение о. Вениамина к И. Виноградовой резко изменилось. Ранее прот. В. Жуков не скрывал своего восхищения её литературными дарованиями и даже предлагал ей «писать Акафисты». Вот несколько типичных строк из его многочисленных писем к И.Н. Виноградовой:

«Дорогая Ирина, Спаси Вас Господь за Ваше ДОБРОЕ ОТНОШЕНИЕ, за Ваше РУССКОЕ БЫТИЕ, за Ваше РУССКОЕ СЕРДЦЕ. Мои слова пустячные, но как-то нужно Вам сказать что-то в этой области… Ирина превзошла себя в описании Мансонвильского паломничества. Её действительный дар подметить все особенности природы … это что-то исключительное... Её восторг не прекращался и во время Собора и в том, что касается описания личностей. Я с интересом прочитал её воспоминания... Я хочу предложить Ирине заняться серьёзно славянским языком.... Вообще нужно этой писательнице готовиться к составлению АКАФИСТОВ и служб СВЯТЫМ. Пусть заучивает наизусть какою-нибудь излюбленную службу святому. А я в будущем скажу, какому святому ей нужно все составить. Храни Вас Господь. Пр. В. »

Очевидно, видя полное доверие к И. Виноградовой со стороны Митрополита Виталия и прекрасное отношение к ней Л.Д Роснянской, прот. В. Жуков решил сделать из Виноградовой своего очередного послушного агента, прибегнув для этого к самой низкопробной лести. Теперь же, получив письмо, в котором Виноградова обнаруживала все его интриги и махинации с визой иером. Дамаскину, прот. В. Жуков счел И. Виноградову своим опаснейшим врагом и приложил все усилия, чтобы удалить её из Мансонвилля, а заодно и публично оклеветать, лишив её тем самым возможности в будущем свидетельствовать против него.

В этом пункте прот. В. Жуков оказался полностью солидарен с еп. Владимиром, который тоже вел свою тайную кампанию против И. Виноградовой, опасаясь, что документальные свидетельства о его беззакониях дойдут до Митрополита Виталия. Общий страх за свое положение побудил еп. Владимира и прот. В. Жукова действовать согласованно в своих попытках любым путём избавиться от Виноградовой или хотя бы оболгать её в глазах митр. Виталия.

Между тем Митрополит Виталий после беседы с И. Виноградовой узнал о нарушениях еп. Владимира, а также имел возможность прочитать все его клеветнические письма к ней. Ознакомившись с ними Вл. Виталий искренно возмутился и сказал Виноградовой буквально следующее: «Молчать нельзя. Немедленно напишите всё, как было в Вашем обращении в Синод. Поведение еп. Владимира возмутительно!». Л.Д. Роснянская также поддержала И. Виноградову и стала настаивать, чтобы она срочно заявила в полицию на еп. Владимира, уверяя её, что еп. Владимир опаснейший человек и, что «он работает на КГБ».

С этого момента, когда еп. Владимиру и прот. В. Жукову стало известно, что митр. Виталий оказался в курсе всех их дел, на И. Виноградову полились потоки грязи и чудовищной клеветы со стороны сторонников и агентов прот. Жукова и «защитников» еп. Владимира. В самом начале этой клеветнической кампании прот. В. Жуков надеялся удалить Виноградову из Мансонвилля при помощи архиеп. Антония (Орлова), которому он лично и через своих помощников начал звонить и писать доносы, стараясь всеми правдами и неправдами дискредитировать Виноградову в глазах архиеп. Антония.


Письмо-донос на И. Виноградову прот. Николая Семенова, написанный им по поручению прот. В. Жукова


Архиеп. Антоний (Орлов), будучи человеком прямым, честным и открытым, всякий раз просил прот. В. Жукова высказать свои обвинения не ему, архиеп. Антонию, а лично И. Виноградовой, от чего Жуков постоянно уклонялся. Получая доносы от прот. В. Жукова и о. Николая Семёнова в адрес Виноградовой, архиеп. Антоний каждый раз звонил ей и выяснял справедливость выдвигаемых прот. В. Жуковым обвинений. На каждое обвинение Виноградова давала свои объяснения, соглашаясь при этом повторить их и в присутствии Жукова. Сопоставляя ответы И. Виноградовой с обвинениями прот. В. Жукова, архиеп. Антоний (Орлов) ещё больше убедился в недобросовестности этого клирика и нечистоплотности его приемов, особенного пагубных ввиду занимаемого им ответственного поста Секретаря Синода. Архиеп. Антоний пришел к твердому решению поднять вопрос о прот. В. Жукове на ближайшем Синоде, необходимость созыва которого ему стала очевидной, а Виноградовой посоветовал обратиться к о. Вениамину и еп. Владимиру по телефону с просьбой высказать ей все свои обвинения открыто, а не исподтишка. И. Виноградова так и сделала, но не услышала от еп. Владимира ничего кроме криков, оскорблений и обвинений в «бесновании», и, наконец, еп. Владимир в раздражении бросил трубку.

Также безрезультатно закончилось обращение Виноградовой и к о. Николаю Семёнову, который знал Виноградовых долгое время и всегда получал от их семьи финансовую и другую помощь. Ответ о. Николая Семёнова на вопрос Виноградовой, в чем же её вина и почему её обвиняют во лжи, был поразительный: «Ирина Николаевна у Вас замечательный папа. Я не обвиняю Вас во лжи. Ваша вина в том, что вы во ИМЯ ПРАВДЫ разрушаете Церковь».

Очевидно, прот. Николай забыл, что Церковь как божественное учреждение человеческими усилиями разрушить нельзя, тем более действуя во имя правды. После этого разговора о. Николай Семёнов продолжал писать архиеп. Антонию на Виноградову доносы, продолжая её обвинять в развале РПЦЗ(В).


Письмо-донос прот. Николая Семенова архиеп. Антонию (Орлову) с типичными обвинениями в адрес Виноградовой


Однако, по настоящему злобной ненавистью (доходящей до угроз убийством) к И. Виноградовой воспылала монреальская группировка Ломова-Фимина. Так, например, 7 мая 2006 года в Мансонвилле, в гостиной у Митрополита Виталия иерей Андрей Ломов после Божественной Литургии прилюдно оскорбил Виноградову, тыкая ей пальцем в лицо и крича: «Ты бесноватая! Ты психбольная и тебе надо лечиться!».

Такое злобно-враждебное отношение Ломова к Виноградовой было связано с тем, что в конце марта-начале апреля И. Виноградова и её отец стали невольными свидетелями смерти архиеп. Сергия (Киндякова), который скончался 10 апреля при до конца невыясненных обстоятельствах, не исключающих возможности предумышленного убийства. Виноградовы оказались крайне нежелательными свидетелями для иерея Ломова и его людей, на которых пало подозрение в этом убийстве, и которые поспешно пытались замести следы совершенного преступления.

Смерть архиеп. Сергия была явно на руку Ломову и его подельникам, ибо они рассчитывали, что их вдовствующая Восточно-Канадская епархия теперь будет передана либо под управление еп. Владимира, либо под непосредственное управление митр. Виталия. Как в том, так и в другом случае у них были бы полностью развязаны руки для различных махинаций и афёр, ибо еп. Владимир им явно благоволил, а престарелый митр. Виталий по своей немощи и удаленности от места событий просто не смог бы держать ситуацию в Монреале под контролем.

Однако монреальцы просчитались, ибо митр. Виталий назначил управляющим Восточно-Канадской епархией [3] архиеп. Антония (Орлова), которого нельзя было ни запугать, ни подкупить, ни подпоить. Все последующие действия монреальской группировки должны быть рассматриваемы через призму этого Указа Митрополита, который связывал этих церковных уголовников по рукам и ногам. Добиться отмены этого Указа стало их вожделенной целью, ради которой они были готовы на всё.

Точно также это Указ стал поперек горла и прот. В. Жукову, ибо лишал его возможности распоряжаться в Мансонвилле без ведома архиеп. Антония, который уже потерял к прот. В. Жукову всякое доверие из-за двуличия и интриг этого клирика. Поскольку к тому времени прот. В. Жуков окончательно разругался и с Л.Д. Роснянской, то по сути дела он вообще больше не мог влиять на решения митр. Виталия и получать подписи Первоиерарха под нужными ему документами. Иначе говоря, рушилась вся, с таким трудом налаженная бывшим Секретарем Синода система закулисного управления Церковью. В качестве инструмента такого управления у прот. В. Жукова фактически оставалась лишь монреальская группировка Ломова-Фимина, которая в силу склонности её членов к уголовщине, могла быть задействована только в самом крайнем случае. Прот. В. Жуков действительно пустил в ход этот свой последний аргумент, но случилось это гораздо позднее, в июле месяце во время Архиерейского Собора.

Сейчас же прот. В. Жуков старался удержать ускользающую от него власть другими путями. 20 апреля/3 мая он направил архиеп. Антонию письмо, в котором, придравшись к случайному поводу (отсутствие в Указе слова «временно»), старался дискредитировать Распоряжение Митрополита и фактически объявлял его для себя необязательным.


Письмо прот. В. Жукова архиеп. Антонию (Орлову) от 20 апреля/3 мая


Девять дней спустя 29 апреля/12 мая аналогичное письмо, но уже митр. Виталию направил еп. Владимир, заручившись для верности и подписью тяжело больного еп. Варфоломея (Воробьева), который был абсолютно не в курсе происходящих событий и дал свою подпись под давлением еп. Владимира.


Письмо еп. Владимира и еп. Варфоломея Митрополиту Виталию от 29 апреля/12 мая


В этом письме еп. Владимир подчеркивал, что сложившееся положение может быть исправлено «либо УКАЗОМ за подписью всех членов Архиерейского Синода», либо же Митрополит должен объявить о том, что его «единоличный Указ носит ВРЕМЕННЫЙ характер», а окончательно вопрос должен быть урегулирован «Архиерейским Синодом», что, по мнению еп. Владимира, «будет соответствовать правилам “Положения о РПЦЗ”». Получив копию этого письма, архиеп. Антоний пришел к окончательному выводу о безусловной необходимости скорейшего созыва Архиерейского Синода для решения, по меньшей мере, трех серьезнейших вопросов: о законности Указа Митрополита по поводу вдовствующей Восточно-Канадской епархии; о закулисной деятельности Секретаря Синода митрофорного прот. В. Жукова и о жалобах на преосвященнейшего еп. Владимира (Целищева), обвиняемого в целом ряде церковных преступлений.

Поскольку двое из четырех членов Синода, а также Секретарь Синода были обвиняемыми, а ещё один член Синода не мог присутствовать на нем по болезни, то Архиеп. Антоний принял решение вызвать в соответствии с Пр. 17 «Положения о РПЦЗ» ещё одного епископа, испросив на это согласие Митр. Виталия. Митр. Виталий согласился как с необходимостью созыва Синода, так с предложением архиеп. Антония о пополнении Синода ещё одним членом, в качестве которого Первоиерарх и его Заместитель полагали иметь еп. Виктора (Пивоварова), управляющего наиболее многочисленной епархией РПЦЗ и могущего быть безпристрастным судьей в деле еп. Владимира.

18 мая Митр. Виталий подписал Приглашение на приезд в Канаду еп. Виктора [4], а 9/22 мая всем членам Синода было послано Извещение о созыве 15/28 мая в Мансонвилле внеочередного заседания Архиерейского Синода. [5] По инициативе еп. Виктора (Пивоварова) в повестку дня Синода был внесен ещё один пункт о епископских хиротониях для России, о настоятельной необходимости которых еп. Виктор давно докладывал Синоду.

Получив указанное Извещение прот. В. Жуков и еп. Владимир оказались в крайне неприятном положении. Особенно тревожно было положение еп. Владимира, который в письме от 29 апреля/12 мая требовал созыва этого Синода, а теперь не знал, как этот Синод отменить, ибо его главный обвинитель И. Виноградова находилась в Мансонвилле с неопровержимыми доказательствами его преступлений, и не было никакой возможности её оттуда удалить. У еп. Владимира оставался единственный путь – оклеветать г-жу Виноградову в глазах членов Синода, как человека аморального, и тем самым лишить всякой ценности её свидетельства.

В этой борьбе с Виноградовой еп. Владимир очень рассчитывал на донос монреальской группировки, направленный за две недели до Синода 1/14 мая архиеп. Антонию.


Клеветнический донос «группы Ломова-Фимина» архиеп. Антонию от 14 мая 2006 года – за две недели до первого заседания Синода 28 мая


Несмотря на то, что на документе было написано: «Копии: Бл. Митр. Виталию...», копия этого обращения к Митрополиту послана не была, т.к. хорошее отношение Митр. Виталия к Виноградовой монреальцам было известно, и донос имел бы для них последствия, прямо противоположные ожидаемым. Ничего не знала о доносе и сама Виноградова. Однако Архиеп. Антоний, получивший «Обращение» монреальцев, неожиданно для них обратился к И. Виноградовой с вопросом, знает ли она об этом документе, и что она может сказать об предъявляемых ей обвинениях. И. Виноградова, не зная за собой никаких преступлений, согласилась предстать перед судом и защитить своё имя и репутацию. Суд был назначен архиеп. Антонием на 27 мая.

Как видно из обращения группы Ломова к архиеп. Антонию, этот донос подписала та же самая группа фальсификаторов, которая занимались подделкой документов для срыва Архиерейского Собора и состряпала письмо от 16 июля в полицию с требованием удалить архиеп. Антония [6] из Мансонвилля. Таким образом, с интервалом в два месяца одна и та же группа людей добивалась удаления из Мансонвилля сперва И. Виноградовой руками архиеп. Антония, а потом, когда выяснилось, что вл. Антоний не желает быть их орудием, уже и самого архиеп. Антония руками канадской полиции. Оба раза монреальцы жульнически действовали за спиной митр. Виталия, поскольку точно знали, что согласия митр. Виталия на такие действия они не получат.

Митрополиту Виталию об этом доносе стало известно от Л.Д. Роснянской совершенно случайно. Владыка Виталий был возмущён доносом группы Ломова, и не только отверг его, но и благословил И. Виноградову и далее пребывать в Мансонвилле, а также поручил ей закончить расследование причин длительного отказа иером. Дамаскина в канадской визе и представить результаты расследования Синоду. Последнее никак не могло устроить прот. В. Жукова, ибо грозило ему неминуемым разоблачением и изгнанием с поста Секретаря Синода.

Между тем суд над Виноградовой состоялся под председательством архиеп. Антония 14/27 мая (за день до Синода) во время Епархиального собрания в Монреале и закончился полным развалом обвинения, главным образом из-за того, что появление Виноградовой на суде было полной неожиданностью для монреальцев, и они совершенно растерялись. В присутствие обвиняемой лжесвидетельства Ломова, Фимина и их команды выглядели совершенно неубедительными и легко опровергались Виноградовой. Обвинители ничего не могли противопоставить её ответам, кроме новых грубых оскорблений, которые наглядно показали архиеп. Антонию, что поданная ему жалоба - клеветническая.

После провала задуманного судилища над Виноградовой прот. В. Жуков и еп. Владимир, стремясь уйти от ответственности, приняли решение вообще не являться на Синод, решения которого не могли сулить им ничего хорошего. Свою неявку они неуклюже пытались оправдать в письме, присланном Митрополиту уже после заседания Синода 15/28 мая, но подложно датированном 10/23 мая.


1-я страница оригинала факса прот. В. Жукова в Мансонвилль. Пометки сделаны архиеп. Антонием. В верхней части очень хорошо видны дата и время посылки факса.


Все указанные ими в этом письме причины неявки выглядели совершенно нелепыми и смехотворными, ибо как «Положение о РПЦЗ», так и церковные каноны предусматривают только одну уважительную причину – физическую невозможность прибыть на заседание. Таких же причин неявки как «поспешность созыва», «неподготовленность членов Синода» или неуказание «кто выступает в качестве докладчика» церковные правила не знают и извинительными их не признают. С этой точки зрения только тяжело больной еп. Варфоломей имел уважительную причину для своей неявки, тогда как еп. Владимир и прот. В. Жуков никаких извинений своему неприбытию на Синод не имели. Именно так посмотрел на их бойкот митр. Виталий, направивший им свой Запрос о причине неявки на Синод [7] и поставивший им эту неявку на вид.

Между тем, ввиду бойкота Синода со стороны еп. Владимира и болезни еп. Варфоломея заседания Синода не могли начаться т.к. согласно Пр. 20 «Положения о РПЦЗ» заседание Архиерейского Синода считается состоявшимся, когда на нем присутствуют, кроме Председателя, не менее половины его членов. Необходимо поэтому было определить, кому из трех присутствующих епископов (митр. Виталий, архиеп. Антоний, еп. Виктор) болящий еп. Варфоломей передаст свой голос, и таким образом кворум будет иметь место. После телефонных переговоров с еп. Варфоломеем последний решил временно передать свои полномочия еп. Виктору (Пивоварову), о чем последовал соответствующий Указ Первоиерарха. [8]

Таким образом, образовался необходимый кворум, и заседания Синода открылись, однако из-за неявки обвиняемых еп. Владимира и прот. В. Жукова Синод отложил разбор жалоб на них, а также вопрос о епископских хиротониях и ограничился принятием организационных решений, в частности подтвердил решение Первоиерарха передать управление Восточно-Канадской епархией архиеп. Антонию (Орлову), о чём был издан повторный указ за подписью Митрополита. [9]

Именно это решение о передачи архиеп. Антонию бывшей епархии архиеп. Сергия было абсолютно неприемлемо как для прот. В. Жукова, так и для подчинявшейся ему группировки Ломова-Фимина. Указ Митрополита в корне пресекал возможность для прот. В Жукова манипулировать окружением митр. Виталия в Мансонвилле для принятия нужных Жукову решений и выбивал из-под ног монреальцев всякую почву для различных афёр, вроде афёры с «сестричеством». Также крайне неприятным для прот. В. Жукова было то, что после близкого общения архиеп. Антония с еп. Виктором вскрылась наиболее безпардонная интрига бывшего Секретаря Синода, который длительное время в переписке и телефонных разговорах сознательно стремился оболгать архиеп. Антония в глазах еп. Виктора, а еп. Виктора в глазах архиеп. Антония, настраивая этих архиереев друг против друга. Архиеп. Антоний, который совсем недавно полностью доверял прот. В. Жукову, понял, что он имеет дело с человеком, способным на любую низость. Поэтому архиеп. Антоний поставил делом своей чести устранить прот. В. Жукова от какого бы то ни было влияния на ход церковных дел в РПЦЗ(В). С этого момента борьба против архиеп. Антония стала для Жукова и его людей вопросом жизни и смерти.

16/29 мая в Мансонвилль по обычной почте пришел, наконец, подлинник письма прот. В. Жукова и еп. Владимира от 10/23 мая с отказом прибыть на Синод, копия которого была получена факсом накануне. По поручению Синода еп. Виктор (Пивоваров) направил ответ-разъяснение прот. В. Жукову [10] на это письмо. В своем разъяснении еп. Виктор подробно разобрал все доводы прот. В. Жукова против созыва Синода и показал их полную несостоятельность. Тогда Жуков по согласованию с еп. Владимиром решился на следующий трюк. 18/31 мая еп. Владимир вылетел в Эдмонтон к еп. Варфоломею и, оказав на последнего психологическое давление, принудил его к отказу от передачи своих полномочий еп. Виктору и одновременно заручился бумагой с подписью еп. Варфоломея о передачи этих полномочий самому еп. Владимиру. Теперь еп. Владимир полагал, что, имея на руках два голоса против одного голоса архиеп. Антония, он может бойкотировать любое заседание Синода.


Факс еп. Варфоломея с отказом от передачи своего голоса еп. Виктору. По почерку вл. Варфоломея можно догадаться, какому насилию он подвергся, прежде чем поставил свою подпись. Имя «Варфоломей» начинается почему-то с маленькой буквы и написано через «ферт», тогда как в этом месте по правилам русской орфографии должна стоять «фита». Возможно также, что еп. Варфоломей, всегда писавший свое имя через «фиту», вообще не давал своей подписи под этим документом, а она была сфальсифицирована.


Но эта уловка еп. Владимира не принесла ни ему, ни прот. В. Жукову никакой пользы, а лишь ещё яснее обнаружила непорядочность используемых ими приемов, к которым никогда не станут прибегать люди, действующие по правде Христовой. Дело в том, что согласно «Положению о РПЦЗ» (Пр. 9) и церковным правилам в случае невозможности какого-либо епископа прибыть на Собор (Синод), он может послать вместо себя своего полномочного представителя или передать свой голос другому епископу, но обязательно из числа присутствующих на Соборе (Синоде). Такой ситуации, когда один отсутствующий епископ передает свой голос другому отсутствующему ни «Положение о РПЦЗ», ни каноны не предусматривают. Неизвестны такие случаи и из церковной истории. Это очевидный канонический и фактический абсурд. Неприбывшие на Собор (Синод) епископы не могут пользоваться ничьими голосами, поэтому еп. Варфоломей мог передать свой голос только митр. Виталию, архиеп. Антонию или еп. Виктору, он мог также прислать вместо себя своего клирика, а вот передача им своего голоса скрывающемуся еп. Владимиру абсолютно неканонична и не имеет никакой силы , поскольку еп. Владимир отказался использовать даже свой собственный голос и притом по неуважительной причине. С канонической точки зрения передача еп. Варфоломеем своего голоса отсутствующему еп. Владимиру столь же нелепа, как и передачи этого голоса, например, умершему архиеп. Сергию.

Всё это прекрасно понимали и сами еп. Владимир и прот. В. Жуков, почему следующим их действием было открытие разнузданной пропагандистской кампании в средствах массовой информации (прежде всего в Интернет) с использованием чисто советских приемов, вроде сбора подписей под коллективными письмами протеста и других способов имитации «всенародного возмущения». Наибольшей активностью отличался прот. В. Жуков. Не понимая, что происходящие события есть совершающийся над ним Суд Божий, он начал искать виновников своих неудач не в самом себе, а на стороне и всюду видел «врагов». Особой ненавистью прот. В. Жукова и группировки Ломова-Фимина продолжала пользоваться мiрянка Виноградова, которую они безсовестно стали обзывать «советской женщиной», что выглядело просто комично, ибо жуковская команда из Монреаля вся как на подбор состояла из представителей «четвертой волны» эмиграции, до предела развращенных советчиной и ельцинской «демократией».

Продолжение см. ЗДЕСЬ [11]

Эта статья опубликована на сайте РОССИЙСКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ
  https://rusoc.org/

URL этой статьи:
  https://rusoc.org/modules.php?op=modload&name=News&file=article&sid=115

Ссылки в этой статье
  [1] http://ethnocid.netda.ru/press/kidstrade.htm
  [2] http://www.orthodoxrevival.com/links/Russians_in_Church.html
  [3] http://www.rusoc.org/print.php?sid=21
  [4] http://www.rusoc.org/print.php?sid=44
  [5] http://www.rusoc.org/print.php?sid=36
  [6] https://rusoc.org/images/reviews/antisob/Try-1.jpg
  [7] http://www.rusoc.org/print.php?sid=37
  [8] http://www.rusoc.org/print.php?sid=40
  [9] http://www.rusoc.org/print.php?sid=39
  [10] http://www.rusoc.org/print.php?sid=43
  [11] http://www.rusoc.org/modules.php?op=modload&name=News&file=article&sid=116&mode=thread&order=0&thold=0